Исходное положение в Магдебурге

Прежде, чем описывать взаимоотношения церковных институтов города Магдебурга и российских немцев из бывшего Советского Союза, хочу поделиться личными впечатлениями, начиная с моих первых шагов по приезду в Германию.

В России я соприкасалась в основном с православной церковью. В то время в той местности, где я жила, не было ни немецкой церкви, ни немецкой церковной общины.

Дома же я слышала молитвы и религиозные песни от моей немецкой бабушки на немецком языке, от русской бабушки – на русском. Чтобы помянуть души наших умерших предков (как немецких, так и русских), мы шли в русскую православную церковь. Мой случай является типичным для большинства российских немцев моего поколения.

Во время недолгого проживания моей семьи в городе Калининграде (Кенигсберге), мы вступили в немецкую лютеранскую общин у, богослужения которой проходили между киносеансами в помещении кинотеатра с названием „Победа“. Служба проводилась под аккомпанемент пианино.

Когда мы приехали с семьей в марте 1996 года в лагерь для перемещенных лиц „Фридланд“, на нас произвело большое впечатление прежде всего здание находящейся на его территории церкви. Мы еще не вошли внутрь, но внешне она внушала нам доверие, являясь для нас чем-то родным и знакомым.

Однажды вечером, уже перед нашим отъездом из Фридланда в Магдебург, к нам в комнату пришли две женщины и пригласили нас на богослужение. Когда же мы в тот же вечер, переступили порог церкви, мы с мамой едва могли говорить от нахлынувших чувств и впечатлений. Вся история нашей семьи, как бы, заново прошла перед нашим мысленным взором. Надо ометить, что я происхожу из семьи, представители которой, как по линии отца, так и по линии матери, из-за своих религиозных убеждений, в начале 20 века в бывшем Советском Союзе, были осуждены, как враги народа или расстреляны. Реабилитированы они были уже посмертно в конце 20 века. Во время богослужения мы с мамой не могли сдерживать слезы.

В конце марта 1996 года мы прибыли в Магдебург, где поселились во временном общежитии для поздних переселенцев в районе Ротензее, где мы 2 года делили крышу с приблизительно со 150-тью соотечественниками. Почти в каждой семье были старики, пережившие изгнание, комендатуру, унизительное отторжение обществом. Вера в Бога являлась для них той духовной опорой, которая помогала им, как выживать в Советском Союзе, так и преодолевать трудности на родине их далеких предковуже здесь, в Германии. Большинство семей были в общежитии лютеранами, но тут же жили также католики, баптисты и меннониты.

Среднее и молодое поколение, родившееся и выросшее в государстве с атеистической идеологией, мало осознавали свою связь с церковью. Но даже и пожилому поколению было не просто сориентироваться в ситуации с церковной системой города, так как периодически к нам в общежитие приходили представители различных церквей и религиозных общин. Наиболее настойчивыми были свидетели Иеговы. Они вовлекали людей в свои общины готовностью незамедлительно начать помогать им в решении их многочисленных первоначальных проблем.

По прибытию в Магдебург наша семья попыталась установить контакт с евангелическо-лютеранской церковью. Прийдя в консисториум при кафедральном соборе, мы попросили адрес одной из лютеранских общин. Сотрудница добросовестно попыталась нам помочь, но после некоторых безуспешных попыток она вспомнила, что не так далеко от собора находится небольшая община Самостоятельной евангелическо-лютеранской церкви.

Мы пришли туда уже на следующий день, где нас встретили очень сердечно.

Наш приход в общину явился действительно двусторонним обогащением и поддержкой. Мы были первыми российскими немцами в этой общине. Со временем в общину вступили и другие российские немцы из нашего общежития, некоторые из которых уже в возрасте приняли в общине крещение.

Нашей семье община очень помогла, в свою очередь мой супруг, как мог, помогал перестраивать двор молитвенного дома. Когда же община принимала у себя Синод Самостоятельной евангелическо-лютеранской церкви, украшением стола явились приготовленные нами настоящие маленькие сибирские пельмени.

К сожалению, в настоящее время мы уже не в состоянии регулярно посещать богослужения в нашей общине – нам не позволяет это график нашей работы: иногда приходится работать и в выходные дни. Но мы по-прежнему остаемся верны нашей общине.

Еще одно событие, по моему мнению, не было случайным в нашей жизни. Несколько лет назад мы познакомились с пастором Кристиной Ротэ, которая была ответственной за духовное попечение поздних переселенцев при Евангелической церкви Средней Германии. На момент нашего знакомства мы еще не были официально оформлены, как городская организация Землячества немцев из России, а были членами многонационального Социально-культурного объединения „Меридиан“. Благодаря сотрудничеству с Евангелической церковью Средней Германии и не в последнюю очередь личному участию Кристины Ротэ, а также ее супруга (теперь уже пенсионера, а ранее тоже пастора) Андреаса Ротэ, нам удалось в течение последних лет многого достичь.

Российские немцы, на наш взгляд, обладают важными качествами, которые помогали им выжить в годы тяжелых испытаний – чувством глубокой привязанности друг к другу не смотря на различие в возрасте, взаимной выручкой и стремлением понять друг друга.

Я сама выросла в большой семье, где, жившая с нами, бабушка пользовалась большим уважением. Именно мои бабушки, как со стороны отца, так и со стороны матери, а также сама мама смогли передать мне веру в Бога. Они не говорили с пафосом о Боге, но вся их личная жизнь, а также жизнь семьи строилась согласно его заповедям. Особенно это касалось взаимоотношений, как между членами семьи, так и с другими людьми. Строго соблюдались православные рождественский и пасхальный посты, в том числе и нами, детьми. Обе бабушки начинали день и заканчивали его молитвой.

В школе нам преподавались атеистические догмы, в семье же господствовала иная жизнь.

Видимо поэтому помогать другим является для меня естественным делом. Именно так поступали мои родители. Это качество я сохранила и здесь в Германии. Работа с людьми тяжела и не всегда благодарна. Требуется порой время, чтобы восстановить душевные силы и вновь быть в состоянии помогать другим людям. И большую поддержку в этом я получаю со стороны своих коллег, работающих, как в многонациональном Социально-культурном объединении „Меридиан“, так и в городской организации Землячества немцев из России.

Aвтор: Елена Клейн